Воинские формирования

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Блоги групп
    Блоги групп Страница списка лучших командных блогов.
  • Авторизация
    Войти Login form

Бой лыжного батальона у деревни Лескино.

  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Подписаться на обновления
  • Печатать

03.01.2022

3. последний бой Лескино 1. костырев Николай Иванович 2. Соколов 4. оборона Лескино

  В декабре 1941 года немецкие войска, отброшенные в результате нашего контрнаступления от Москвы, заняли позиции в 20–30 км восточнее Гжатска. Красная Армия не смогла продолжить контр­наступление и остановилась перед укреплёнными рубежами противника. С декабря 1941 года по февраль 1943 года бои в 180 километрах от Москвы не прекращались. Их целью было освобождение Гжатска и ликвидация образовавшегося Ржевского выступа. Наступление в районе Гжатска заметных успехов не приносило. Сменявшие друг друга дивизии Красной Армии ежедневно несли потери.  Продвижение советских войск на соседних направлениях и угроза окружения вынудила немецкое командование с марта 1943 года организовать постепенный отвод войск. Этот план получил название операция «Бюффель».

  Получив данные об отступлении противника, командование 5-й армии предприняло немедленные меры по его преследованию: в бой вводились все имеющиеся на передовой силы.

 Из воспоминаний командира 29 гв.див. А.Т. Стученко:

   «Командующий Западным фронтом генерал-полковник И. С. Конев решил двумя стрелковыми дивизиями, 29-й гвардейской и 352-й стрелковой дивизиями перейти в наступление и захватить город Гжатск. 21 февраля 1943 года части 29-й гвардейской стрелковой дивизии получили приказ о переходе в наступление с целью освобождения Гжатска. Сдав свой участок обороны 144-й стрелковой дивизии и 175-му запасному полку, 29-я гв. с.д. совершили нелегкий сорокакилометровый марш на север, в район Сашино Гжатского района, Смоленской области. Шли ночью в суровую февральскую вьюгу. Дороги превратились в сплошные сугробы. Сильный ветер слепил снегом глаза, сбивал с ног. Трудно в такую погоду шагать с полной боевой выкладкой, тянуть за собой санки-лодочки, тяжело нагруженные патронами, минами, пулеметами. И все же дивизия образцово совершила марш, сосредоточившись в новом районе в сроки, установленные командованием.
 Весь следующий день, подгонялось снаряжение, каждый еще и еще раз уточнял свое место в предстоящем бою. Во всех подразделениях вышли боевые листки, посвященные предстоящей XXV годовщине Красной Армии. В жарком бою готовились мы встретить славный юбилей Вооруженных Сил Советской страны. С подъемом прошли митинги… 21 февраля, шла подготовка к бою. Чистилось и приводилось в порядок оружие.

   В ночь на 22 февраля дивизии заняли исходное положение. Атаку предполагалось начать после одночасовой огневой подготовки утром. Но всю ночь крупными хлопьями валил снег. В 8 часов утра из-за снегопада артиллерийскую подготовку начать не смогли и перенесли ее на 9 часов. Снегопад продолжался. Артподготовку перенесли на 9 часов 30 минут. А снежные хлопья все падают и падают. В десяти — пятнадцати метрах ничего не разглядеть. Несмотря на это, командарм подал сигнал: начать артподготовку. И она началась...
  Такой артиллерийской подготовки, наверное, никому больше за всю войну видеть не пришлось. Все было скрыто густой пеленой падающего крупными хлопьями снега. Ни о каком наблюдении за результатами огня не могло быть и речи. Звуков разрывов почти не слышали, их глушил мягкий пушистый снег. К концу артподготовки стало ясно, что танки атаковать не смогут из-за абсолютного отсутствия видимости. И всё-таки был дан сигнал пехоте: «Вперед, в атаку!»
Бойцы тяжело оторвались от земли, выбрались из траншей и пошли, утопая по пояс в снегу, — лыжи в то время были только в лыжных батальонах и у разведчиков. Проделанные за ночь проходы в минных полях и проволочных заграждениях противника занесло. обозначавшие их вехи оказались заметенными снегом или поваленными. Пехота, достигнув проходов, не смогла их найти в непроницаемом белом месиве.
  Гитлеровцы, почуяв недоброе, открыли заградительный огонь. Начался тяжелый бой. Каждый шаг давался дорогой ценой.
К полудню 87-й гвардейский стрелковый полк ворвался в первую траншею и на участке около восьмисот метров захватил ее. К этому времени снегопад стих.
 В это время группа бойцов третьего батальона 87-го гвардейского полка, возглавляемая заместителем командира батальона по политической части старшим лейтенантом Веселовым, захватила рощу, которая начиналась за первой траншеей и вдавалась на триста — пятьсот метров в глубину обороны противника. Эта группа храбрецов была немедленно отсечена минометным и артиллерийским огнем, и усилить ее было невозможно. Пытавшиеся продвинуться к ним боевые порядки несли серьезные потери и вынуждены были залечь. Заняв круговую оборону, гвардейцы остаток дня и всю ночь удерживали захваченные позиции. Утром враг перешел в контратаку. Численное превосходство было явно на стороне немцев. Две роты фашистов, ведя непрерывный огонь из автоматов, двигались к роще, обтекая ее со всех сторон. Подпустив врага на близкое расстояние, гвардейцы ударили из станкового и трех ручных пулеметов, из автоматов и винтовок. Потеряв много солдат убитыми и ранеными, немцы дрогнули и залегли. Вскоре они повторили атаку и снова были отброшены. Девять атак отбили в этот день гвардейцы. К вечеру в строю осталось только семь советских бойцов. Но ни у кого не было даже и мысли об отступлении. Делили последний сухарь, бережно подсчитывали и экономно тратили подходившие к концу боеприпасы, трогательно заботились о раненых товарищах. Геройски погиб заместитель командира 2-й роты по политической части лейтенант Попов, до последней минуты не выпускавший рукояток станкового пулемета. Пал смертью храбрых старший лейтенант Кривенко. Семь героев-гвардейцев — старшие лейтенанты Веселов и Басанов, сержант Орлов, младший сержант Степанов, красноармейцы Дублик, Кузнецов, Нургалиев — решили сражаться до последнего патрона.
  К концу второго дня боя их радисту удалось, наконец, установить связь с командным пунктом полка. Веселов сообщил командиру полка майору Кошелеву о сложившейся обстановке и о местонахождении своей группы. Ночью в рощу все же удалось пробиться старшему лейтенанту Шептунову со своей ротой. Были эвакуированы раненые, доставлены продукты и боеприпасы.

А что произошло с нашими лыжниками?

  Вместе с другими частями в  атаку 23 февраля 1943 года был брошен  лыжный батальон капитана Костырева, которому предстояло прорвать оборону и, получив поддержку основных сил, развивать наступление на Гжатск. Это были замечательные лыжники-бойцы: рослые, стройные, ловкие, проходили они на лыжах мимо наблюдательного пункта дивизии. Через несколько минут лыжники внезапно, почти без потерь, прорвались вглубь вражеской обороны в шести — километрах от переднего края. Преодолевая сильное сопротивление врага, отбивая яростные контратаки гитлеровцев, лыжный батальон с ходу занял населенный пункт Лескино, перебил находившийся там фашистский гарнизон и захватил трофеи. Оттуда еле унес ноги штаб одного из немецких полков… Закрепившись в деревне, лыжники начали вести разведку, донося обо всем в штаб дивизии по радио и поджидая подхода своих частей.

  Дерзкий рейд лыжников вызвал переполох во вражеском стане. Немцы приняли самые решительные меры, чтобы обезопасить свои тылы. Из Гжатска и других пунктов они подтянули резервы, в частности перебросили на автомашинах батальон финских лыжников. Создав подавляющее численное превосходство, враг предпринял одну за другой яростные атаки на деревню, где закрепился советский батальон. Действия пехотных и лыжных подразделений фашистов поддерживались девятью танками. Долго длился жаркий бой. Оказавшись в кольце, лыжники дрались отчаянно.  Был дважды ранен командир батальона капитан Н. И. Костырев. Вышли из строя все командиры рот и их заместители. Погиб заместитель командира батальона по строевой части капитан Тимофеев. Несмотря на потери, гвардейцы мужественно и стойко отражали вражеские атаки. Дрались до последнего патрона, до последней гранаты, дрались врукопашную. Сражались и умирали как герои, в ожидании подкрепления. К Лескино со всех сторон подтягивались подразделения врага, одна атака следовала за другой.  Противник вновь занял траншеи, за которые прорвались лыжники. Ожили его огневые точки. Наступление дивизии захлебнулось. Лыжный батальон напрасно ждал подкрепления, но  лыжная бригада не последовала за лыжным батальоном Командарм отменил ее ввод в прорыв.Напрасно командир дивизии уговаривал Черевиченко разрешить ввести в бой приданную ему лыжную бригаду, настаивал двинуть в прорыв и остальные лыжные бригады. Если бы на это решился командарм, исход боя был другой: несомненно, был бы полный успех. Лыжные бригады расширили бы прорыв и позволили использовать его не только двум атакующим дивизиям, но и всей армии. Этот бой мог перерасти в крупную операцию, в результате которой ржевско-вяземская группировка немцев была бы разгромлена, а не улизнула, как это случилось десятью днями позже. А лыжный батальон, заняв круговую оборону, продолжал сражаться с врагом….

 Из воспоминаний командира дивизии:

  «Мы, как могли, выручали лыжников огнем артиллерии. Я сам принимал по радио их заявки и отдавал соответствующие команды артиллеристам. В один из зимних дней 1943-го они вызвали огонь на себя… Они – это несколько выживших бойцов и командиров из отдельного лыжного батальона 29-й гвардейской стрелковой дивизии, героически сражавшегося на подступах к Гжатску (ныне Гагарин) Смоленской области. Заместитель командира батальона по политической части майор Александр Соколов был одним из тех, кто по радиосвязи «прощался с братцами». Скупые записи радиопереговоров ярко повествуют о мужестве лыжников-гвардейцев и об их последних минутах:

— Немедленно откройте огонь прямо на нас! Дайте больше огня! Противник обходит нас со всех сторон.

— Даем. Укажите, где противник.
— До батальона немцев с танками движется из района Кузнечики. Дайте огонь на Лескино, особенно по южной и по западной окраинам.
— Даем огонь. Следите за залпом «катюш». Передайте Костыреву, что он награжден орденом Александра Невского. Товарищи поздравляют его. Где Соколов и Костырев?
— Соколов тут, Костырев ранен, он не с нами. Противник идет в атаку со всех сторон с девятью танками, дайте больше огня на нас!
— Даем. Как ложатся снаряды?
— Дайте больше огня!
— Даем! Даем!
— Танки от нас в ста метрах, загорелись крайние дома.
— Держитесь! Даем огня...
— Немцы ворвались в деревню, идет рукопашный бой... Их очень много...
— Держитесь, герои! Куда дать огонь?
— Дайте огонь на нас... Дайте огня... Дайте больше огня! Соколов требует огня на нас... Снаряды ложатся от нас далеко... Дайте ближе! Хорошо!.. Теперь хорошо!..
— Еще огня!..
В 18 часов 30 минут в эфире раздался шум, выстрелы, крики...
— Товарищи!.. Умираем за Родину!..
Немецкая речь перекрыла голос радиста... Все смолкло»

 

  После многих часов боя противнику все же удалось овладеть деревней Лескино. Кольцо окружения немцев прорвала только небольшая группа лыжников во главе с комсоргом батальона гвардии старшим лейтенантом Сафоновым. Этой группе удалось пробиться в расположение наших частей. За подвиг у этого населённого пункта уроженец Владимирской области майор Соколов был посмертно награждён орденом Ленина.

  Деревню Лескино очистили от врага десять дней спустя - в первых числах марта 1943 года. 6 марта 1943 года, был освобожден Гжатск. Всего, если верить спецполитдонесению 29 гсд от 26 февраля 1943 года, вышло и вынесено ранеными из Лескино 52 человека, в том числе восемь человек командного состава. По сведениям из немецких источников, в Лескино и на подступах к деревне было обнаружено 337 погибших советских бойцов. Цифра спорная, если принять во внимание, что в списочном составе лыжбата, отправленного на прорыв, значилось 307 человек.

  С учетом проведенных архивных исследований и переписки с  семьями погибших и выживших, в том числе тех, кто был ранен и попал в плен, можно утверждать, что в Лескино навсегда остались 186 бойцов и командиров из лыжного батальона 29 гсд.                    В архивных документах 29 гсд встречается такое упоминание: "В деревне Лескино обнаружено 37 трупов героически сражавшихся 24.02.43 бойцов отдельного лыжного батальона дивизии. На трупах обнаружена масса следов пыток и издевательств (ножевые, штыковые раны). Найден труп заместителя командира батальона по политчасти гвардии майора Соколова А.И.  Труп командира б-на гвардии капитана Костарева пока не обнаружен. Продолжаются розыски".

  Как поступили с телами погибших и почему в документе их упоминается только 37, до последнего времени было неясно. Хотя на момент освобождения Гжатска и Гжатского района в Лескино еще оставалось одиннадцать домов с жителями. Сказать, что о погибших в Лескино совсем забыли, нельзя. В семьях, куда бойцы и командиры не вернулись, их ждали много лет и помнят до сих пор. В середине 60-х в Москве были опубликованы мемуары комдива Стученко. Да и на месте боя легенд ходило много.  Для жителей города  Гагарино  Лескино было местом особым. Сюда ходили в походы, здесь участвовали в пионерской игре "Зарница". И с малолетства слышали рассказы о лыжном батальоне, погибшем возле деревни в неравном бою. Но  Братской могилы в Лескино не было, только скромный обелиск на окраине, а ближайшая братская могила в нескольких километрах – в Медведках, да и та создана поисковиками. Где покоятся лыжники, неизвестно. По воспоминаниям местных жителей, после боя солдат захоронили где-то в поле.

  На протяжении нескольких лет поисковики стремились обнаружить захоронение воинов отдельного лыжного батальона 29-й гвардейской дивизии. Знали о количестве погибших, о месте их последнего боя и гибели, а вот где захоронены герои, никто сказать не мог. По воспоминаниям местных жителей, после боя солдат захоронили где-то в поле.

  На рубеже 80-х, деревня Лескино и еще шесть деревень на территории совхоза определены к "первоочередному сселению" как неперспективные. В это время в Лескино постоянно проживало четыре человека. В шести других "приговоренных" деревнях - еще 108 человек. Сейчас, в Лескино зарегистрировано полтора десятка домовладений, но постоянно проживает лишь одна семья Отрадиных, остальные-дачники.

  Несколько лет подряд поисковики приезжали в Лескино и методично проверяли окрестности деревни. Результатов это не приносило.  Параллельно вели серьёзную работу по сбору информации. По документам ЦАМО восстановили список всех участников боя. Стали искать родственников. По всем найденным адресам разослали письма. Создали сайт с каналом обратной связи. Это в своём роде история уникальная. Ведь обычно только после обнаружения бойца начинается поиск родных. В случае с лыжбатом – всё иначе. Действуя таким образом, нашли родственников около 60 павших. На аукционах в Германии  купили некоторые материалы о Лескино, заказали архивные документы частей вермахта в США, перевели и сопоставили все данные. Значительная часть воспоминаний о бое лыжного батальона записана бывшим редактором газеты 29-й гвардейской дивизии Андреем Максимовичем Вахрушевым. В 1990-е годы ребятам удалось встретиться с ним и сделать копии его записей. В целом количество собранной информации, установленных деталей боя поражало. Но вот захоронения найти они  по-прежнему не могли… Неоднократные попытки поисковиков (уже в наши дни) обнаружить в районе этой деревни захоронения 40-х годов ожидаемых результатов не приносили. Лишь через много десятилетий, зарывшись в рассекреченные архивные документы, поисковики осознали масштаб их трагедии и подвига и начали поисковую работу на местности возле Лескино и на окраинах самой деревни.

  В 2014 году уроженец этих мест Николай Отрадин, которого уже не раз "допрашивали" поисковики, вдруг вспомнил, что в 80-е годы у него была любимая собака, которая умерла и которую он закопал в кустах у дороги. Значит, в начале 80-х эта дорога, возле которой располагалась немецкая оборонка, ещё была. Он рассказал, что однажды тяжелый бульдозер, корчевавший вётлы, провалился гусеницей в какую-то яму рядом с тем местом. Вспомнил, что старики рассказывали о том,  что в этом месте во время войны был немецкий  капонир для тяжелого орудия или большой блиндаж. И туда якобы, сбросили тела погибших  у деревни лыжников. После войны на этом месте была даже деревянная оградка...»

  Ровное зеленеющее поле вокруг. Никаких следов или хотя бы намека на то, о чем говорит Отрадин. И где найти того бульдозериста, что, не дрогнув, раздавил-засыпал-запахал людские судьбы и совесть свою вместе с ними… Обследовав большое число воронок с немецкой аэрофотосъемки и не найдя человеческих следов, решили еще раз дотошно расспросить Николая Отрадина, чтобы узнать где и как проходила старая дорога - тот самый Волоколамский тракт? До какого места вдоль нее росли ветлы? В каком году дорогу и придорожные кюветы запахали? И что за провал обнаружил бульдозерист, когда корчевал кусты и деревья вдоль старого тракта?

   К очередному сезону по документам ЦАМО восстановили весь списочный состав лыжного батального. Насколько было возможно, прояснили судьбу каждого человека: погиб, пропал без вести, был ранен и оказался в плену, вышел к своим и воевал до Победы, умер там-то и тогда-то. По всем найденным адресам разослали письма, чтобы найти кого-то из родных. Создали сайт в Интернете - www.leskino.ru с каналом обратной связи. И многие родственники с благодарностью откликнулись…  Москвич Иван Анохин раздобыл через своих знакомых данные немецкой аэрофотосъемки, которая была выполнена через день или два после февральской драмы 43-го. На снимках ясно просматриваются сама деревня Лескино, схема немецких боевых позиций, старая дорога, ветлы вдоль нее и - воронки, воронки, воронки от артиллерийских снарядов, немецких и наших. По всему полю вплоть до Воробьева…

  Весной 2015 года там была запланирована поисковая экспедиция поисковой группы "Рейд". На  бывшем картофельном поле в запаханной воронке поисковики  обнаружили останки восьми погибших бойцов. Память и объектив фотоаппарата сохранили в деталях картину тех дней. На широком поле, что сразу за огородами, застыл у большого раскопа колесный экскаватор с устало опущенным хоботом-ковшом. Слева и справа свежие раскопы поменьше. Перед ними - кучи военного, только что из суглинка, "железа": снарядные ящики, "колючка", проржавевшие каски и диски от ручного пулемета, остатки печки из немецкого блиндажа, гранаты, обоймы с винтовочными патронами и множество стреляных гильз... И вот наконец глубоко запаханный лыжный батальон был обнаружен. Точнее, лишь его часть – подняты были останки 8 бойцов.
  Останки шестнадцати погибших, поднятые в 2015 году захоронили 7 мая у обновленного обелиска в дерене Лескино - со всеми воинскими почестями и отпеванием по православному чину.Вместе с поисковиками и местными жителями на церемонии захоронения присутствовали дети и внуки погибших лыжников. В том числе дочь их командира Алла Николаевна Костарева, приехавшая из города Кропоткин Краснодарского края, делегация из Рязанской области и семья из Петербурга.

  Летом 2016 года стараниями поисковой группы "Рейд" была проведена ещё одна «Вахта  Памяти». На бывшем картофельном поле были подняты останки 47 погибших гвардейцев-лыжников из 29-й стрелковой дивизии, запаханные на большой глубине - в воронках, блиндажах и капонирах. Из огромного раскопа их извлекали уже после того, как гости, что собравшиеся в Лескино на церемонию захоронения, разъехались, а местные жители вернулись к привычным огородным делам.

  За весну 2015 и лето 2016 года на бывшем картофельном поле около Лескино в воронках и капонирах гагаринский отряд «Рейд» обнаружил останки более 80 красноармейцев, которые впоследствии были перезахоронены у обновлённого поисковиками обелиска. Перезахоронены с воинскими почестями и с отпеванием по православному чину. На церемонии присутствовали дети и внуки погибших.
  Впереди у поисковиков ещё много работы, ведь в списках числятся около 300 погибших бойцов и командиров лыжбата. Весной 2017-го поисковые работы возле Лескино и на окраинах самой деревни продолжились. И там, где за семьдесят лет прошли, может быть, тысячи ног, всего в шестидесяти метрах от обелиска, был найден в земле орден Красной Звезды с номером 34257. Исковерканный прямым попаданием осколка, с отбитой эмалью, он пролежал в суглинке на месте неравного боя больше 74 лет, но сохранил главное - номер. И как только эти пять цифр были названы, заместитель начальника ЦАМО Наталия Емельянова, не вешая телефонной трубки, подтвердила догадку поисковиков: награда принадлежит политруку Соколову Александру Ивановичу. Тот самый орден Красной Звезды, найденный поисковиками, политрук Александр Соколов получил как раз за декабрьские бои 1941 года под Москвой. Из наградного документа следует, что он «в критические моменты всегда оказывался на самых ответственных участках боя, воодушевляя своим личным примером бойцов и командиров своего подразделения», в первых числах декабря 1941 года лично водил взводы автоматчиков в разведку и в бой, уничтожал немецких солдат в лесах, а также провёл дерзкую операцию по захвату подмосковной деревни Акулово.
  «Товарищ Соколов заслужил боевое уважение у своих подчинённых, которые всегда готовы под его руководством выполнить любые задачи»,– сказано в представлении к награде.

  Теперь сомнений практически не осталось: участник боев на озере Хасан, кадровый военный, гвардии майор Соколов Александр Иванович погиб, как и подобает, в бою. Судя по ордену и характеру повреждений на нем, с большой вероятностью можно предположить, что причиной гибели замполита стал близкий разрыв снаряда. Или - тяжелый осколок, прилетевший издалека…   Судя по спискам среди погибших есть и наши земляки, ведь дивизия эта была сформирована в Саратовской области как 32-я стрелковая после Гражданской войны, потом воевала на Халкин-Голе, а в 1941 году была переброшена под Москву. В годы войны она пополнялась солдатами из Саратовской области.

  В конце 2021 года к нам  обратились поисковики  отряда «Рейд» города  Гагарин Смоленской области и Центра Современной истории с просьбой найти родственников, погибших героев из лыжного батальона. И мы включились в поиск. Подключили администрации районов,  из которых они призывались, но родителей уже нет в живых, как и жён. Многие семьи в 90-е годы переехали  в города и другие районы, искать трудно. Поэтому мы обращаемся ко всем жителям области и просим помочь в поиске родственников героев-лыжников:

1. Долгов Иван Поликарпович, 1922 года рождения, Саратовская область, Салтыковский р-н, д. Киселевка. Призван Саратовским РВК. Гвардии сержант, заместитель командира отделения, член ВЛКСМ. Пропал без вести. Мать: Долгова Анна Фадеевна, Саратовская обл, (Екатериновский) р-н, д. Киселевка

2. Ковалик Василий Семенович, 1919 года рождения, УССР  Львовская область Золочевский район. Призван Золочёвским РВК. Гвардии младший сержант, командир отделения, член ВЛКСМ. Пропал без вести. Мать: Ковалик Магдалина, г. Саратов, пролетарский пос., 3-й Нагорный проезд  

 3. Возможно, фамилия в списке лыжбата была написана с ошибкой (Мокеечев), 1909 года рождения, деревня Кокорино Сокольского района Ивановской области. Призван Балахнинским РВК  Горьковской области. Гвардии младший сержант, заместитель командира отеления, б/п пропал без вести. Жена: Васильева Дарья Тимофеевна, Саратовская обл, Лысогорский р-н, поселок городского типа Лысые Горы Лысогорского района, Саратовской области.

 4. Мигунов Александр, 1923 года рождения, город Вольск Саратовской области, призван Вольским РВК.Гвардии красноармеец, пулеметчик, б/п. Мать: Мигунова Анна Ивановна, Саратовская обл., гор. Вольск.

 5. Петров Петр Алексеевич, 1904 года рождения, город Саратов. Призван Саратовским Облвоенкоматом.Гвардии лейтенант, командир стрелкового взвода, беспартийный. Пропал без вести. Жена: Петрова Наталья Александровна, гор. Саратов, ул. Чернышевского, д. 105, кв. 2

6. Степурин Тимофей Иванович,1907 года рождения, село

Воронино Красавского района Саратовской области. Призван Красавским РВК. Гвардии красноармеец, стрелок, кандидат ВКП/б/ (кб 4580564, д. 4201), пропал без вести. Жена: Степурина Матрена Ивановна, Саратовская обл., Красавский р-н, с. Воронино, того же с/с. 

   

7. Суетов Василий Семенович,1918 года рождения,  Куйбышевская область Радищевский р-н, с, Урусовка.  Член ВЛКСМ, гвардии младший сержант, заместитель командира отделения. Пропал без вести. Жена: Суетова Анна Осиповна, Куйбышевская обл., Радищевский р-н, с. Урусовка. Калининский район, Саратовская область, Россия"   

Правильно: Ульяновская область Радищевский район Верхняя Маза (Урусовка вошла в состав Верхнемазинского с/с)

 

8. Хлынов Михаил Иванович,1907 года рождения, Вольский р-н, село Терса. Парт. билет: кб 4580575, д. 4734

Жена: Хлынова Пелагея Федоровна, Саратовская обл., Вольский р-н, село Терса, того же с/с.

Поскольку именной состав батальона известен и отозвались многие родственники, есть реальная, хотя и дорогостоящая возможность идентифицировать найденные останки.

P.S. Той же весной выпускники Акатовской средней школы - ближайшей к Лескино - обратились к землякам с призывом заложить Аллею Памяти рядом с новой братской могилой. Наверное, потому, что день мы выбрали правильный, все молодые сосенки, запасенные и доставленные к месту посадки стараниями главного лесничего Гагаринского района Николая Алексеевича Воробьева, прижились. И теперь, если взглянуть на Лескино с высоты журавлиного клина, рядом с обелиском зеленеют, набирая силу, два солдатских письма-треугольника.

А поиск родственников продолжается.

Председатель СРМОО «СПО «Искатель» Галина Гарибян.

 6.-братская в Лескино    7. мемориал в Лескино

8. аллея    9. аллея 2

 

 

в разделе: Воинские формирования Просмотров: 348 Комментариев: 0
0
Галина Гарибян пока еще ничего не указал никакой информации

Комментарии

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Оставить комментарий

Гость Вторник, 17 мая 2022



s5 logo

Наш адрес:

413119

Энгельс-19 ,
посёлок Приволжский

4-й квартал дом 3

Связаться

susanna_saratov@mail.ru

8(987)3650680 

Статус сайта:

S5 Box

Login

Register

Счетчик Яндекс

  Яндекс.Метрика